A A A

Сергей Маринин: Дальневосточные банки по большей части решили все свои проблемы

08.11.2010

Источник: РИА «Прима Медиа»

О том, как пережил период финансовой нестабильности банковский рынок Дальнего Востока, сегодня говорят скудно и вскользь. Какие настроения царят среди региональных банков? Есть ли признаки оживления в бизнес-среде? И как чувствуют себя люди, пережив кризис? Все эти вопросы по-прежнему висят в воздухе.

Корр. РИА PrimaMedia побеседовал с заместителем председателя правления ОАО СКБ Приморья «Примсоцбанк» Сергеем Марининым об антикризисном управлении в банковской сфере, изменениях в психологии клиентов и основных трендах развития розничного и корпоративного секторов.

— Сергей Викторович, можно ли сегодня говорить об окончании кризиса на Дальнем Востоке?

— Большинство проблем, которые были у банков осенью 2008 — зимой 2009 годов, решены. Остались некоторые последствия: к примеру, финансовое состояние ряда заемщиков еще пока не вышло на докризисный уровень. В частности, у предприятий реального сектора экономики сохраняется не очень качественная структура баланса.

Более спокойно может чувствовать себя население, хотя докризисного ажиотажа на рынке не наблюдается. Тем не менее, многие из тех, кто потеряли работу, уже ее нашли. Мы можем это наблюдать по нашим клиентам, которые входят в график платежей. Очевидно, что уверенность появилась не только у работников, но и у работодателей. Если становятся востребованными кадры, то существуют какие-то планы по развитию бизнеса.

— В период экономической нестабильности Примсоцбанк привлекал кредит в Центробанке. Дало это ожидаемый эффект? Какие еще меры предпринимал ваш банк в тех условиях?

— Да, на основе показателей финансовой устойчивости, капитала и соблюдения банковских нормативов мы были допущены к беззалоговым аукционам Банка России. Безусловно, предложенный механизм — правильное, грамотное решение со стороны регулятора, который призван не только наблюдать за банками, но и в какой-то мере направлять их или им помогать. Участие в аукционе по привлечению денежных средств принималось однократно. Это была тестовая операция сроком на 10 дней, чтобы фактически опробовать полученный доступ к деньгам, убедиться, что механизм действительно работает. Появление еще одного инструмента управления ликвидностью поддержало наше чувство спокойствия и прибавило уверенности в дальнейших шагах. На тот момент необходимо было четко понимать границы возможностей по уступкам клиентам. К примеру, сможем ли мы реструктуризировать ссуду, пролонгировать договор, пересмотреть условия обслуживания долга.

Два года назад Примсоцбанк сумел вовремя оценить ситуацию. Мы приняли решение разделить клиентскую базу на несколько категорий с прогнозом вероятности дефолта. Далее провели переговоры с большинством заемщиков, по которым у нас были опасения, — предложили им усилить залоговое обеспечение, погасить часть кредита либо сразу его закрыть. Естественно, претерпела изменения политика рисков. Наконец, мы приняли меры по возврату ссуд там, где риски для нас были неприемлемы.

— И чему научил кризис отечественные банки?

— Существует старая добрая истина: «Не храни все яйца в одной корзине». Банки, развивавшие узкие направления бизнеса, не диверсифицировавшие свой портфель, по моему мнению, чувствовали себя в этот сложный период наиболее нестабильно. Универсальным банкам, и в том числе нам, было легче.

Кризис всегда учит одному — реально оценивать риски. Это период обновления, когда явные и скрытие издержки рационализируются, убирается все лишнее, развивается только главное и новое.

— А как повлияли экономические потрясения на психологию людей?

— В свете кризисных явлений клиенты банков лицом к лицу столкнулись с финансовыми трудностями. Исчезла былая эйфория, когда кредиты брались без реальной оценки собственных возможностей и последствий невозврата. Сейчас клиенты действуют более аккуратно и взвешенно подходят к вопросу кредитования. Вплоть до того, что больше времени уделяется изучению кредитного договора.

— Может быть, банки стали лучше объяснять эти условия?

— Банки в первую очередь заинтересованы в финансовой грамотности клиентов. Писать толстые договоры мелким шрифтом — это означает тратить в последующем свое время на решение проблем. Можно, конечно, пару лет выдавать кредиты налево и направо, но потом поток обращений клиентов, которые не способны платить, перечеркнет все, что было сделано. Мы стремимся кредитовать стабильного клиента на максимально понятных для него условиях.

— Примсоцбанк уже достаточно долго развивает отношения с зарубежными банками. Особую роль здесь играет азиатское направление и, в частности, Китай. Как вы оцениваете эти финансовые отношения, каковы их перспективы?

— У Примсоцбанка есть прямые корреспондентские отношения с ведущими банками Китая. Мы работаем в этом направлении уже более восьми лет. Выгоды очевидны: китайский рынок — это огромный товарооборот, стабильно растущее производство. Однако экономика Поднебесной защищена от иностранного влияния. И наш опыт это подтверждает. Примсоцбанк одно время добивался разрешения организовать подразделение на территории Китая, в приграничной зоне. Мы получили одобрение, но нам было рекомендовано открываться в Пекине, что сделало дальнейшее развитие замысла неинтересным.

Если говорить об отношениях с западными банками, то здесь мы рассматриваем две цели: первая — получение долгосрочного финансирования на реализацию специальных программ кредитования, вторая — это технологии. В частности, в 2007 году мы начали сотрудничать с немецким государственным банком развития KfW, получив достаточно интересные технологии в сфере кредитования малого и среднего бизнеса. Зарубежные специалисты обучали наших сотрудников, помогали разрабатывать и внедрять новые продукты. Летом прошлого года в Мюнхене в рамках российско-германских межгосударственных консультаций на высшем уровне между Примсоцбанком и KfW было подписано соглашение о предоставлении средств на финансирование малых предприятий. Также в состав наших акционеров входит Европейский банк реконструкции и развития, который владеет 12,5% акций банка. Присутствует здесь, конечно, и некоторый имиджевый момент.

— По итогам первого полугодия 2010 года Примсоцбанк в рэнкинге РБК среди российских банков занял 21 место по количеству выданных ипотечных кредитов и 25-е — по их объему. Это самый высокий результат на банковском рынке Дальнего Востока. Как удалось этого добиться?

— Секрета нет, в ипотеке по большей части мы выступали как партнер. Надо понимать, что у большинства российских банков (может быть, за исключением ведущей пятерки) сегодня нет длинных финансовых ресурсов, чтобы самостоятельно обслуживать программы сроком на 10-15 лет и более. Сам Примсоцбанк является представителем ОАО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию» и ипотечного коммерческого банка DeltaCredit. В нашей продуктовой линейке насчитывается 15 ипотечных программ, большинство из которых — партнерские. По ним мы кредиты рефинансируем, собственный портфель по сравнению с общим объемом выдачи у нас не столь значителен. Впрочем, учитывая реалии сегодняшнего дня, для региональных банков, на мой взгляд, это единственный доступный способ развивать ипотеку в обозримом будущем.

— Не менее больной вопрос — автокредиты. Как обстоят дела в этом сегменте?

— До 2008 года наша программа автокредитования особой популярностью не пользовалась. Во-первых, до того времени количество автосалонов было совсем незначительным. Во-вторых, в силу местных традиций абсолютное большинство приморцев предпочитало покупать автомобили на рынке.

После всем известных правительственных мер, структура спроса на автомобильном рынке начала постепенно меняться. В 2009-2010 годах мы начали уделять больше внимания автокредитованию. Сегодня могу сказать однозначно, что около 70% клиентов берут автомобили с левым рулем. Эта тенденция, так или иначе, начала свое развитие с сегмента представительских авто.

— Приморскстат, начиная с 2009 года, фиксирует постоянный прирост вкладов населения в Приморском крае. С чем это связано?

— Судите сами: стоимость недвижимости, вложения в которую были популярны последние 10 лет, перестала расти, заработать на курсе валют может далеко не каждый, ПИФы же продемонстрировали свою нестабильность в период экономического кризиса.

В то же время в 2009 году вклады в рублях обогнали темпы инфляции и были наиболее доходны с точки зрения альтернативности вложений. При нынешней системе страхования вкладов, считаю, это наиболее стабильный и надежный способ накопления сбережений.

— С розницей ситуация более или менее ясна. А какие настроения сегодня царят в корпоративном секторе?

— Динамику пока демонстрируют в основном малые предприятия, у среднего и крупного бизнеса состояние более сонное. «Оживают» транспортно-логистические компании, первые шаги начали делать игроки рынка коммерческой недвижимости. Свой вклад в оживление экономики вносит и строительство объектов саммита АТЭС-2012 во Владивостоке: крупные компании-подрядчики обеспечивают работой множество мелких субподрядчиков. У малого бизнеса, завязанного на данные проекты, есть четкое понимание объемов и сроков работ, и поэтому они уверенно обращаются в банки за финансированием.

Позитивные тенденции, безусловно, есть. Восстановление в таких секторах, как транспорт и строительство, позволяет надеяться на синергетический эффект в других отраслях, но при условии, что в экономике не произойдет новых потрясений.

— Стоит ли ожидать дальнейшего падения процентных ставок в розничном и корпоративном кредитовании?

— После закрепления ставки рефинансирования ЦБ РФ на текущем уровне проценты по кредитам для физических и юридических лиц продолжают снижаться благодаря некоторой инерции. О тенденциях, мне кажется, твердо можно будет судить вначале нового года. Хотя я не думаю, что 2011 год начнется с заметного снижения ставок по кредитам. Как минимум, произойдет их стабилизация. А если инфляция будет набирать темпы, то ситуация может развиваться и в обратном направлении.

Автор: Роман Моложон

Поделиться ссылкой: